Топ 2019: Кино


Разговоры на различные темы.

Топ 2019: Кино

Сообщение Grizli » 22 янв 2020, 22:28

Закрытие последней страницы, как обычно, происходит поздно, да и вообще в 2019 я как-то мимо всего. Однако кое-чего помимо монотонных просмотров удалось выполнить.

• Сгонять на пару энергичных концертов (Doro, Static-X).

• Освежить версию «Загадки Кумико» Криса Маркера на Рутрекере.

• Перевести для страждущих дебют Демьена Шазелла (однако не удалось пока добыть более качественное видео)

• Доделать запланированный короткометражный фильм, снятый в Тайланде: https://yadi.sk/d/YNGuG1XeWGbrfg

Ну, и среди прочего найти несколько удовлетворивших любопытство картин (разброс по годам опять в пару лет, уж как появлялись):

Зеровилль / Zeroville (США, 2019, реж. Джеймс Франко)

Отчасти сатирическое полотно об изнанке Голливуда, и в то же время синеманское посвящение кинематографу, где режиссёр и актёр Джеймс Франко, с одной стороны, продолжает линию горе-творцов из прошлого фильма про Томми Вайсо, но «Зеровилль» на поверку смотрится его антиподом, где искусство не просто становится заложником в руках прогибающегося под массы рукожопа, но происходит креативная и самоотверженная борьба по его трансформации из низшего в высокое, пропущенное через упоительность кино и первой любовью. Отсюда же и отнюдь не предсказуемые результаты из-за существования главного героя в состоянии бесконечного дежа вю между иллюзорным и реальным.

Изображение

Закат / Napszállta (Венгрия-Франция, 2018, реж. Ласло Немеш)

1913 год. По сюжету через энное кол-во лет в Будапешт возвращается Ирис Лейтер, чьи родители некогда владели здесь ателье по пошиву шляп, но сгорели в собственном магазине при пожаре. Теперь этот же магазин «Лейтер» держит иной предприниматель Оскар Брилл, знавший её родителей, но отчего-то не желающий брать Ирис в модистки по объявлению. Попутно Ирис впервые узнаёт о наличии в городе родного брата с нехорошей репутацией. В общем, находится достаточно поводов, чтобы задержаться в Будапеште.

Более сложный по наполнению второй фильм Ласло Немеша, образно касающийся поиска Венгрией национальной идентичности и нового лидера на пороге Первой мировой войны, однако напоминающий технически оскароносного «Сына Саула». Всё та же околодокументальная реконструкционная действительность с погруженным в неё главным героем (теперь женского пола), неудобным и нарушающим привычный механизм вещей. Но смотрятся фильмы по-разному. В «Сыне Саула» автор через блуждания по аду подводил то ли к внезапной реанимации души и покаянию, то ли своеобразной реинкарнации. В «Закате» же героиня перемещается по не менее враждебному месту (это всё очевиднее вскрывается со временем), ведя «расследование» о потерянном брате и тайнах толстосума-шляпника, но является, как кажется, в меньшей степени персонажем, а в большей практически неуязвимым то ли проводником, то ли жнецом, ведущим обходными тропами из пункта А (процветающая столица Австро-Венгрии) в пункт Б (закат всей этой г-/р- адости) через формальную историю о расплате, явившейся из прошлого.

Изображение

Самокритика буржуазного пса / Selbstkritik eines bürgerlichen Hundes (Германия-Италия, 2017, реж. Юлиан Радльмайер)

Пропитанное горьким сюром высказывание молодого берлинского режиссёра Юлиана Радльмайера, касающееся растерянности молодых леваков перед всепоглощающим капитализмом, а также об их разрозненности взглядов и путанице политических установок, равно как и лени с мечтательным лунатизмом, вследствие которых никакого объединения для построения чего-либо отличного от установившегося строя выглядит просто невозможным. Вот и сам режиссёр в финале, дав слабину в искусстве, сам становится псом на привязи у буржуазного строя.

Изображение

На посту! / Au poste! + Оленья кожа / Le daim (Франция, 2018-2019, реж. Кентен Дюпьё)

Фильмы Кентена Дюпьё разделяет год, но появились они оба в сети в 2019-ом. Один из них абсурдистски стебётся над полицейскими процедуралами, разрушая в какой-то момент четвёртую стену, другой высмеивает общество потребления с неуёмным фетишизмом и пародирует авторский кустарный кинематограф. Царский подгон, восполняющий нехватку смешинок в организме.

Изображение

Трава зеленее / Greener Grass (США, 2019, реж. Жослин ДеБоэр и Доун Люббе)

Однажды скучающая домохозяйка Джилл решила, что будет неплохо подарить своей подруге Лизе собственного годовалого ребёнка. Ну, раз уж она просит. С этого момента в жизни Джилл что-то пошло не так. Хотя казалось бы, что может пойти не так в местности, где всё с ног на голову?

Имеющие опыт работы на телевидении и до этого поставившие несколько собственных работ, среди которых и ранняя к/м «Трава зеленее», актрисы и авторы Жослин ДеБоэр и Доун Люббе продолжают выбранную некогда эстетику карамельного сюрреалистического абсурда, отсылающую к работам Дэвида Линча, Уэса Андерсона и Брайана Форбса, гротескно обыгрывая обманчивую благостность одноэтажной Америки в духе миниатюр, на которых дебютантки в большом метре уже успели набить руку. И поначалу кино кажется настолько перенаселено угарными деталями и всевозможными нелепыми эпизодами из жизни зажиточных пригородных мещан, касающихся светских бесед и добропорядочного манеризма, что кажется, будто глядишь очередной сборник скетчей какого-нибудь Монти Пайтон. Хотя за всем этим, даже когда вроде бы ничего не происходит, просвечивается пугающая изнанка: тревожный триллер о зависти и попытках ненавязчиво присвоить себе чужую жизнь, а также драма потери личности в доброжелательных попытках всем угодить, равно как и в боязни чужого неодобрения.

Помимо прочего, любопытно и то, как Джилл реагирует на внешние изменения смыкающегося кольца враждебности, когда отходом от нормы в мире, где всё есть отход от неё, становится преходящая адекватность, подобно тому, как ломался вымышленный телевизионный мирок Плезантвиля от влияния брата и сестры из фильма Гэри Росса. Нельзя сказать, что х/ф «Трава зеленее» не выглядит немного избыточным в своей игре в клип “Black Hole Sun” Soundgarden, но в целом ДеБоэр и Люббе создали нечто эффектное, сумасшедшее и дюже забавное, думаю, со временем обоснующееся в статусе культа.

Изображение

Ультра мякоть /После апокалипсиса / Ultra pulpe / Apocalypse After (Франция, 2018, реж. Бертран Мандико)

Разговор художника со своим «диким» творчеством, и в то же время оргазмично-футуристический оммаж разного рода эксплуатационному кино.

Изображение

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~


Также отмечу:

Соловей / The Nightingale (Австралия-США-Канада, 2018, реж. Дженнифер Кент)

1825 год, Австралия. Заключённая Клэр получает от офицера Хокинса право на свободу и личную жизнь, но впоследствии этот контракт оказывается написан кровью – вместе с подручными Хокинс убивает только наметившуюся семью Клэр, мужа и ребёнка. А наутро отчаливают в форт. Заручившись помощью проводника-аборигена Билли, вдова надеется поквитаться с бандой отморозков.

Как известно, нынешнее население Австралии сплошь потомки британских зэков, да их вертухаев, истреблявших коренное население без остатку. Потому и отношение к героям фильма довольно-таки обособленное (но, всё-таки не без доли сочувствия касательно ужасающего начала), хоть Клэр и позиционирует себя ирландкой. Далеко не дворянка, а нужно заметить, в разговорах с нанятым аборигеном ведёт она себя не менее свысока. Богоизбранные, не иначе. Но что-то до этого Клэр совершила (может и во имя борьбы а-ля Уильям Уоллес), и теперь пожинает плоды персонального ада, где счастье очень призрачно и огранено «не верь, не бойся, не проси». Самонадеянная несвободная семья оступается на всех трёх постулатах, и отныне Клэр входит во второй круг ада – жажду мести, ведущую тропой дьявола. Остатки же фильма, то бишь длинный путь, полный злоключений, героиня разрывается между сжигающей злобой и сомнениями, терзаемая душами усопших.

У Билли же, её вынужденного компаньона, своя дорога. Он тоже не свободен, но понятие свободы у них всё же разное. Для аборигена единственный путь к освобождению – разобраться с захватчиками. Такие разные персонажи, но кое-что их объединяет. Может не «британцы – козлы!», но символ рабства и дискриминации в лице Хокинса, от которого необходимо избавиться. А уж каким образом, это, наверное, самое любопытное в фильме автора «Бабадука» Дженнифер Кент, вызывающего в памяти не менее экстремальное путешествие из «Серы/Преисподней» Мартина Кулховена.

Изображение

Маяк / The Lighthouse (Канада-США, 2019, реж. Роберт Эггерс)

1890-ые, около того. Паренёк Ифраим Уинслоу прибывает на удалённый крошечный остров под командование старого, хромого и похоже *банутого смотрителя маяка Томаса Уэйка. По ходу несения службы Уинслоу понимает, что работёнка весьма так себе, да и Уэйк постоянно гоняет его в хвост и в гриву. Натянутые отношения усугубляются нахлынувшим бессрочным штормом.

Второй фильм автора «Ведьмы: Новоанглийского сказания», Роберта Эггерса, с ощутимыми веяниями немецкого экспрессионизма 20-ых годов, живописи Саши Шнайдера и творчества Белы Тарра, наполненным мифологией и неравной борьбой с внутренним злом через испытания, получился не менее выпуклым и трактоваться может сколь угодно боХато. Мне же тут по простоте видится драма рабочих будней (не совсем вписывается в термин «производственная драма») с, можно сказать, что дедовщиной, как в «Зелёном Слонике», но больше испытательным сроком для бестолковых практикантов, умеющих только считать деньги, делать карьеру, да сбегать секунда в секунду с работы. А если не судьба, так вопли благие подымать. Та самая вожделенная верхушка маяка, заявленная в картине – это карьерный рост, которого таким бестолочам, как Ифраиму/Томми, не видать. Впрочем, учитываю всю творящуюся на острове чертовщину, испытания для главного героя представляются и куда более потусторонними в зародыше.

Изображение

Пурпур / Purple (Великобритания, 2017, реж. Джон Акомфра)

Так сказать, недомашнее кино. Лучший момент выставки «Грядущий мир», видеоинсталляция Джона Акомфры «Пурпур», транслировавшая в тёмной пурпурной комнате с выкрученным на максимум звуком на шести экранах природные красоты вперемешку со старыми учебными видео и научными материалами, касающимися нефтехимии, атомной энергетики, горно-добывающей промышленности и прочих биоразработок. Эффект от этого хаоса, где звук от разных видео создаёт удачнейшую полифоническую гармонию, схож с просмотром ценимых фильмов Годфри Реджио и Рона Фрике и отдаёт тревогой по утрачиваемой планете.

Изображение

В ткани / Маленькое красное платье / In Fabric (Великобритания, 2018, реж. Питер Стрикленд)

Разведённая работница банка Шейла средь предрождественской кутерьмы забредает на распродажу в фешенебельную мекку одежды - универмаг Dentley & Soper’s, где для свидания вслепую выкупает красное платье. И вроде сидит оно как надо и идёт Шейле, да что-то с ним не то. И штамп на теле оставляет и жизнью своей живёт.

1990-е года, стилизованные под семидесятнические джалло с их винтажностью и психоделикой, сопутствующее монотонно-гипнотическое музыкальное сопровождение, разъедающий реальность абсурд, до тошноты неуютная атмосфера. Всё это добро в фильме Питера Стрикленда, являющем озабоченный мир британского фетишизма, с его денно и нощно муссируемой по телевизору ядовитой гипнорекламой, криповыми оферентами, разговаривающими абракадаброй слоганов и обивающими порог магазина пришибленными бытом людьми, влекомыми фантомными потребностями и желанием.

У Стрикленда герои хоть и не ходячие мертвецы, но если жизнь тоска, есть ли в вещах спасение? Упомянутые люди, следуя распалённым потребностям или из-за банальных уступок становятся жертвами процессов потребительского общества, подавляющего личность – либо готовясь к свиданию с какой-то свинотой в надежде на близость, либо пытаясь угодить отцу невесты, либо отправляясь на заклание ради очередной мега-скидки (цены в фильме имеют свойство сгорать в прямом смысле) – чьи желания перегоняются в круг силы ведьмовства, а сами они становятся звеном в цепочке бесконечного круголя потребления-производства.

Изображение

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~


Guilty Pleasure:

Релаксёр / Relaxer (США, 2018, реж. Джоэл Потрикус)

После "Поваренной книги алхимика" в несколько отличной от прежнего творчества Джоэла Потрикуса вязкой мистической слоубёрн-форме, больше напоминающей мамблгор, в "Релаксёре" автор возвращается к привычному креативу про неформалов. По сюжету придурошный геймер Эбнер, до этого раз за разом сливавший любой спор где-то ближе к окончанию, решается на последнее пари с братом, не вставая с дивана с нуля пройти 256-ой уровень Пэкмена, по слухам непроходимый (потому что это глюк, ха-ха). Такой прям многообещающий супер-сурвайвал квест. Беар Гриллз сасамба. Но всё это, как водится, снято максимально на отъ*бись по отношению к зрителю. Эбнер занимается чем угодно, только не играет в игру. Пытается развести курьера на бесплатный хавчик, терпит дома установленную экстерминаторами бомбу от тараканов, в попытках добыть воды купается в потоках говнищ, распотрошив не ту трубу. В итоге досиживается до энергетического апокалипсиса с последующими делюзиями за гранью добра и зла. Много с фильмов Джоэла не стребуешь, лишь бы настроение подымали. Что пока у него не сбоило, как и постоянная концепция превращения героя в подобие животного.

Изображение

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~


Не прикольнуло:

В этом году, естественно, доводилось ставить низкие оценки, но по большей части они касались внутреннего неприятия или безразличности, а такого, чтобы кино прямо выбесило – в этот раз не было. Потому, наверное, просто обозначу работы, к которым остался равнодушен. Как говаривал Иоанн Богослов: «...о если б ты был холоден или горяч! Но поелику ты тёпл, а не горяч и не холоден, то изблюю тебя из уст Моих».

Однажды в… Голливуде / Once Upon a Time...in Hollywood (США-Великобритания-Китай, 2019, реж. Квентин Тарантино)

Квентин Тарантино много раз испытывал терпение зрителей. Снимал неторопливый лиричный блэйксплойт "Джеки Браун", сугубо разговорный грайндхаус "Защита от смерти" / "Доказательство смерти". Но именно в новом фильме, кажется, что автор сфальшивил.

Пиарилось кино в завязке о преступлениях семьи Чарли Мэнсона, подтверждением чему якобы служит постоянно болтающаяся под ногами Шерон Тейт, жена Романа Полански (оба такие картонные версии самих себя). Но под завесой скорее оказывается повод для режиссёра ПОНОСтальгировать о сломе двух эпох и конце Золотого века Голливуда. С потенциально массой интересных событий, если вспомнить конец 60-ых. Но Тарантино ведь не то чтобы сильно современник событий, потому в его видении эта эпоха, населённая известными личностями, мало чем отличается от, скажем, пространства «Патерсона» Джима Джармуша (к нему я ещё вернусь скоро). Типа крошечный воображаемый островок ностальгии, где, кажется, есть всего пара домов, ранчо, кинотеатр, да локации для съёмок нафталиновых телевестернов. Ну и на задворках ещё хиппари Мэнсона снуют без дела.

Покружив с часок на крутых машинках по этой вселенной мы выруливаем на центральную трагикомичную историю актёра и каскадёра, переживающих не лучшие времена в карьере, из чего допом можно выудить чуток рефлексии Квентина о потере в какой-то момент места под солнцем, что может он уже не тот и типа того. Это, конечно, всё неплохо, как и то, что Тарантино пытается в этот раз снимать несколько иначе, чем ранее, но в целом этой мальчишеской фантазии с обязательными мясом и цирком (за отсутствием должной подводки абсолютно косолапыми) охотно предпочитается нечто прочее, подобное. Нисколько не отказывая Тарантино в его собственном "8 с половиной", всё же замечу, что мирок его маловат и узок для меня.

Изображение

Джокер / Joker (Канада-США, 2019, реж. Тодд Филлипс)

Фильм про штатного клоуна Артура Флека, который мечтал стать стенд-ап комиком, но стремления обернулись для него съехавшей крышей.

Популярный в этом году психологический симбиоз фильмов Скорсезе и вселенной Бэтмена про жизнь не очень-то интересного шизика с херовым чувством юмора в (типа) ветхой квартире, в (типа) нищете, среди (типа) бесконечных неудач, подстав и предательства, нашедшего выход своему недовольству в убийствах. Чуть интереснее, как персонаж вклинивается в контекст разжигающейся на улицах классовой борьбы и на волне бурления говён приобретает авторитет. Выходит эдакое предупреждение о возможностях революции: если в нужный момент не оказывается толкового предводителя, возглавить бунт спокойно может поехавший безумец.

Изображение

Пляжный бомж / Пляжный бездельник / Beach Bum (США-Великобритания, 2017, реж. Хармони Корин)

Беспечный маргинальный поэт Мундог, поддерживаемый богатством жены, прожигает жизнь под веществами, покуда жене по его вине не настаёт конец, и теперь ему придётся спуститься на грешную землю. То есть это не одно и то же. Мундог при сторонней поддержке раньше по ней парил, а теперь придётся растаптывать сандалии, в кои-то веки соответствуя своему статусу.

Тут можно было и догадаться. Никаких нравоучений по-советски не будет. Хармони Корин маргинал и снимает он про маргиналов. Богатых или бедных – для него всё одно. Сам собирательный образ Лунного пса подсмотрен Корином, очевидно, у двух признанных американских гениев, алко-поэта Чарльза Буковски и одноимённого слепого музыканта Луиса Томаса Хардина, носившего нелепый костюм викинга и прозванного Мундогом.

Но Хармони не своеобразный биопик пытается сделать, иначе скорее всего как раз вышеобозначенное мы бы и получили. Для режиссёра важнее устроить проверку жизненных ценностей, губят ли дар деньги или наоборот их отсутствие. Хотя и не раз встречались примеры подобного, Корин всё же оптимист. Для него лайфстайл Мундога сродни подвигу, когда мироощущение, жизнелюбие и свобода (быть мудилой) не измеряется зелёными бумажками, а вещества нужны не столько для расширения границ таланта, сколько являются протестом против прихождения в так называемого «себя» - угрюмое скучное Ничто. Свобода для Мундога – есть веселье 24 часа в день, носи что хочешь, говори что хочешь, живи как в голову взбредёт, трахай жизнь во все щели (или трахни по башке инвалида на крайняк). Считай – памятка нормальному либералу. Простой же зритель, не отягощённый кардинальными выкрутасами сознания, может лишь заключить из какого хлама порою рождается искусство.

Изображение

Слышал, ты красишь дома / Ирландец / I Heard You Paint Houses / The Irishman (США, 2019, реж. Мартин Скорсезе)

Изображение

В отличие от Скорсезе, буду краток и двину дальше…

Девочка / Girl (Бельгия-Нидерланды, 2018, реж. Лукас Донт)

Лара мечтает стать балериной, но опыта у неё никакого, потому балетная жизнь даётся ей с большим трудом. Попутно же Ларе, будучи на самом деле Виктором, для полноценной женской жизни предстоит долгая гормональная терапия по смене пола. И хотя все достаточно толерантны и её поддерживают, трудных времён всё равно не избежать.

Предположительно, суть фильма Донта – разобраться, что важнее: внешне или внутренне ощущать себя женщиной. Правильный ответ и так, и так. Но второй по значимости это внешне. Сколько бы врачи не юлили о том, что не надо ждать, а жить сегодняшним моментом, делая вид, что всё окей, и за каким вообще тебе эта операция, ты и так женщина, в естественной среде социума (не на дому в кругу близких) тебе никогда не дадут забыть о том, что ты сумасшедший и потакать тебе не шибко то захотят в твоих прип*здях. От этого всего а-ля «Чучело» не переехать. Как и не выучиться на балерину, не пройдя через мясные подробности пуант. Другое дело, что может эта закалка спецом врачами назначается, а толку то, если в процессе приёма гормонов последствия необратимы.

Изображение

Паразиты / 기생충 (Южная Корея, 2019, реж. Пон Джун-хо)

Сидела себе семейка лентяев в подвале, лепила коробки для пиццы и потягивала пивас. Покуда не появился у них чудо-камень и не пошла пруха вкупе с видимо давно подзаброшенной смекалкой.

Кинишко, конечно, энергичное и авантюрное, но оставляющее нехорошее послевкусие от всего этого циркового представления неустойчивой социальной пирамиды, где каждый кому-то приходится паразитом, и связанный с этим круговорот наигранности и лицемерия в обществе. С идеями и возможной паранойей, касающейся отношений Северной и Южной Корей, у автора может проблем и нет (хотя про неравенство он уже затягивал песню в «Сквозь снег»), а вот с реализацией и неуёмностью имеются, что по мере действия настраивает зрителя против тех героев, за которых автор топит.

Изображение

Мёртвые не умирают / The Dead Don’t Die (Швеция-США, 2019, реж. Джим Джармуш)

Тихий сонный городок немного оживляется из-за произошедших на Земле природных аномалий и восстания мертвецов из могил. Однако это временно.

Ещё один проходняк. За что авансом всё же хотелось похвалить, это то, что автор зомби-фильма в кои-то веки не делает вид, что до этого не снимали ни одного подобного кино про оживших покойничков. Как только начинается заваруха, люди сразу выхватывают мачете с топорами и заседают в ожидании (хотя толку всяко мало). В остальном же, этот капустник напоминает Такаси Миике на минималках, когда привычный замозоленный контекст постоянно норовят расшатать. То герои апатичны донельзя, то диалоги засбоят знаниями извне, то якудза-апокалипсис какой-то вмешается. Однако при всём том, за сим постмодернизмом повеивает привычным душком Джорджа Ромеро, от предчувствия конца дней и тревожной музыки Сквёрла, до медленных зомби и проталкивания месседжа о покойных зажравшихся материалистах, которые были мертвы До и так же мертвы После, но продолжают бродить в поисках кофе, пароля от вайфая, порошкового Шардоне, Сникерса (надо было брать что-нибудь из ассортимента Nestle – вот уж где узаконенный каннибализм), инструментов, Ксанакса, гитар, Сири и прочего. Жизнь просто песня и песня эта «Мёртвые не умирают». Бог махнул рукой на эту планету с истёкшим сроком годности. Оставили её с усмешкой и внеземные цивилизации. Дальше *битесь сами.

Изображение
Grizli

Сообщений: 91
Пользователи Информация
Зарегистрирован: 05 ноя 2018, 11:35

Вернуться в Обо всем

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 4

cron